РЕЖИССЕРЫ # C  
     
  Андре Кайат  
  Andre Cayatte  
  Французский кинорежиссер.
Родился 3 февраля 1909 г. в Карасоне,
умер 6 февраля 1989 г. в Париже.
 
 
 

  Биография:

Профессиональный адвокат, Кайат заинтересовался литературной деятельностью, попробовал себя на журналистском и писательском поприще, что привело его в кинематограф, где он дебютировал в 1938 г. в качестве сценариста: в соавторстве с А. Жансоном написал сценарий "Вход для артистов". А через четыре года состоялся его режиссерский дебют — фильм "Лжелюбовница" по О. Бальзаку.
С тех пор два направления творчества К. — то скрещиваясь, то развиваясь параллельно — определены: это экранизации ("Пьер и Жан" по Г. Мопассану; "Дамское счастье" по Э. Золя и пр.) или же четко выстроенная жесткая литературная конструкция авторских сюжетов (автором или соавтором многих сценариев фильмов К. был Ш. Спаак), тяготеющих чаще всего к детективному жанру. Для К. возможности игры, уловки, использования случайностей, совпадений и стечений обстоятельств если не основополагающее, то одно из важнейших условий построения художественного произведения. Порой он даже не ограничивается имеющимися в наличии и изобретает дополнительные. Так, в картине "Веронские любовники" (1949), поставленной по сценарию Ж. Превера, К. не только переносит действие трагедии "Ромео и Джульетта" в современность, но и привносит в нее актуальную в послевоенные годы антифашистскую направленность.
Став режиссером, К. не отказался от драматургического мировоззрения, приоритеты в его лентах четко определены. Ему чужды режиссерские изыски, его творческая манера достаточно аскетична: и в работе с актерами, и в монтаже он делает упор на развитии фабулы; кинематографические средства становятся как бы второстепенными по отношению к литературным ("Режиссура для меня лишь часть работы кинематографиста. Нет режиссера, есть "автор" фильма, которому приходится пользоваться камерой, как писателю — пером", — заявлял К.).
Подобное отношение не вызывало энтузиазма высоколобой критики, зато пользовалось заслуженным успехом у зрителя и принесло К. множество международных наград. Особый успех выпал на долю его исследований несовершенства французского судопроизводства, преподнесенных режиссером в жанре детектива: "Правосудие свершилось" (пр. МКФ в Венеции, 1950; пр. МКФ в Зап. Берлине); "Все мы убийцы" (пр. МКФ в Каннах, 1952); "Перед потопом" (пр. МКФ в Каннах, 1954); "Нет дыма без огня" (пр. МКФ в Зап. Берлине, 1973). А неброской, на первый взгляд спокойной, но именно своей простотой и лаконизмом пробирающей до костей антифашистской ленте К. "Переход через Рейн" удалось в 1960 г. одержать верх на МКФ в Венеции над самим Висконти; его "Рокко и его братья" получили специальный приз жюри, тогда как Кайат удостоился главной награды.
"Если бы я упрекнул Кайата в том, что он не делает никаких "выводов", — писал Ф. Трюффо, — он возразил бы мне, что это и не входит в задачу художника; на это я мог бы ответить, что он не художник. Он легко опровергнет это обвинение, потрясая золотыми статуэтками призов, которыми отмечен его творческий путь. Что ж, Андре Кайат и в самом деле человек в своем роде очень сильный". Столь двойственное восприятие творчества К., выразившееся в неприятии его критикой, с одной стороны, и зрительским успехом — с другой, да и амбивалентность самого высказывания Трюффо подтверждают, что от К. не столь легко отмахнуться, категорически отнеся его к числу коммерческих режиссеров. Его интерес к глобальным общечеловеческим вопросам, обращение к острым моральным, политическим темам не позволяют этого сделать. Тем более что темы эти остаются актуальными и в наши дни. Другое дело, что, будучи — в прошлом — адвокатом, К. использует вместо привычных художественных назидательно-логические методы, а оставаясь писателем, облекает их в замысловатые драматургические формы. Странно только, что выводов из ловушек, построенных режиссером в его лентах, потребовали не зрители, убежденные, что произведение искусства вовсе и не должно решать проблемы — лишь только поднимать их, а критики.